Previous Entry Share Next Entry
От интерната и лишения родительских прав - не зарекайся!
magen_mishpacha
     В сегодняшнем мире каждый может оказаться в ситуации, когда, будучи нормативным в полном смысле этого слова гражданином, в один прекрасный момент жизнь может перевернуться и возврата к прежнему образу жизни уже не. Каждый знает поговорку: "От сумы и от тюрьмы не зарекайся", но мало кто думает о том, насколька близка к каждому эта грань. Кризисы, катаклизмы, болезни, аварии, дурное влияние и прочее - может в один прекрасный момент изменить жизнь каждого. Все это относится к области обстоятельств, которые принято называть обстоятельствами непреодолимой силы, форс-мажорные обстоятельства, которые даже в арбитражном законодательстве фигурируют как факторы, требующие особого внимания - стороны берут на себя обязательства перед друг другом, но могут быть освобождены, если такие форс-мажорные обстоятельства не позволят сторонам их выполнить. 

     Пусть читатели простят нас за столь длительное вступление, но мы вынуждены сегодня говорить о ситуациях, которые могут случиться с каждым из нас и могут испортить жизнь нам и нашим близким, а особенно, самому ценному, что у нас есть - нашим детям। 

     Мы продолжаем публикацию историй пострадавших с целью ознакомить читателей с возможным риском, который берет на себя каждый родитель, отправляющий свое драгоценное чадо в образовательное учреждение. 

     Речь идет об истории одной мамы и 12-ти летнего подростка в одном из городов Израиля. Как бывает с подростками такого проблемного возраста, он стал меньше интересоваться учебой, стал пропускать занятия, стали проявляться интересы к одноклассницам. Никто не собирается оправдывать такое поведение, но это знакомо каждому, ведь все мы встречались с трудностями взросления и нежелания учиться и причины для этого у каждого были свои, однако выяснить это пожелала школьный психолог и направила подростка на обследование к психиатру. Никто не ожидал, что проведя короткую встречу с подростком в течении 3 минут, психиатр поставит диагноз ПДД в стадии аутизма. 

     Так случилось, что у одного из членов нашей команды недавно прихватил аппендицит, однако такое рядовое заболевание, на диагноз которого действительно достаточно 5 минут, ушло мучительных для пациента 24 часа в самой передовой больнице Израиля, в "Адассе". 

     Поэтому, мы не станем углубляться в особенности работы психиатра и изучение требований к постановке такого диагноза, как ПДД, мы также не будем говорить о том, что для этого требуется проведение серии обследований длительностью около часа, но мы лишь подчеркнем, что никакого профессионализма не достаточно, чтобы за 3 минуты поставить такой диагноз, особенно, если речь идет о возможных последствиях. 

     И такие последствия наступили - подросток был направлен в специальный класс для таких учеников в той же школе. Теперь, каждое утро, приходя с друзьями в свою школу, он расставался с ними и шел в отдельный класс для детей с "особенностями психики" учиться по отдельной программе среди этих детей. 

      Такие перемены не могли не отразиться на подростке отрицательно. Он стал замыкаться, перестал смотреть людям в глаза, ходил с низко-опущенной головой, стал сначала меньше общаться со своими бывшими одноклассниками, друзьями, а потом и вовсе, отказался общаться с кем бы то ни было, кроме своих родных. 

     Нет ничего предосудительного в наличии специальных классов и отдельных программ или общения с детьми, имеющих "особенности психики", если бы речь не шла о погружении в эту среду совершенно здорового подростка, ставшим "больным" с легкой руки пресловутого психиатра. 

     Мама подростка не могла спокойно наблюдать за тем, что происходит с ее ребенком и решила сделать повторную проверку. Для этого она обратилась частным образом к другому психиатру, который и опроверг ранее поставленный диагноз аутизма. Мальчик оказался совершенно здоровым и мама добилась его перевода в обычный класс, чему можно было бы только радоваться, однако, посещаемость мальчика не улучшилась. 

     В следующем учебном году на встрече со школьным консультантом мама, вместо предложения помощи, услышала в свой адрес угрозы и обвинения в том, что она опасна для ребёнка, т.к. не хочет его лечить от болезни. Не понимая, что творит, мама подростка по требованию школьного консультанта обратилась к социальному работнику, которая инициировала судебное разбирательство, пытаясь лишить маму родительских прав и перевести подростка с специальный интернат. 

     На данном этапе мама подростка обратилась к нашим консультантам, с ней была проведена разъяснительная беседа, мы пояснили ей, как себя вести в таких ситуациях, подпись под какими документами могут от неё потребовать, какие законы важно ей знать. Мы также посоветовали маме обратиться к частному психиатру, чтобы снова пройти обследование для ребёнка и получить ещё одно альтернативное мнение специалиста. 

     Документ с диагнозом, подтверждающим отсутствие аутизма был получен и история закончилась положительно. Ребёнок был оставлен в обычной школе и ему была предложена реабилитационная программа. На сегодняшний день подросток полностью оправился от произошедшего. Он хорошо учится, снова стал общительным и весёлым. Мама выиграла суд, представив официальные документы от независимых специалистов и нейтрализовала все обвинения со стороны социальных служб, которые после этого оставили эту семью в покое. 

     Суд постановил, что социальные службы не имеют оснований для того, чтобы забрать ребенка в интернат и, тем более, лишить мать родительских прав. Однако, в нашем законодательстве отсутствует возможность взыскать с тех социальных работников, которые принимают такие скоропалительные решения. 

     Подводя итог, мы в очередной раз хотим подчеркнуть, что в делах, связанных с образовательными учреждениями и социальными службами нельзя занимать пассивную позицию. Преступная халатность врача нанесла существенный ущерб семье и непосредственно подростку. Социальные службы, как всегда, поспешили инициировать судебный процесс по изъятию ребёнка из семьи.


www.magenmishpacha.org

  • 1
Несколько лет назад мне стал известен случай, когда родителей подростка, которому плохо давался иврит и, как следствие, учеба вообще (ведь обучение в школе только на иврите), убедили в том, что ребенку нужна школа получше.
Родители также не успевшие продвинуться в иврите и поэтому не понимавшие, что реально происходит, решили, что их ребенку искренне хотят помочь и даже, что им выпал счастливый билет, попасть в лучшую школу. Учителя и психологи их сознательно обманывали, умышленно вводя в заблуждение и скрывая значимую информацию.
Только с началом учебного года, увидев воочию контингент обучавшихся детей, они поняли, что это школа для страдающих серьезными психическими проблемами и умственной отсталостью, а ребенок, неожиданно повавший в такую среду, испытал настоящий шок и получил серьезную психологическую травму.
В этой школе (при ней был и интернат) ребенок оставаться на отрез отказался, но вернуться в обычную школу было уже невозможно и он остался дома. Тогда взялись за родителей. Посыпались угрозы. В общем ребенка увезли обратно в Россию, где он уже закончил обычную школу и собирается поступать в еврейский университет.

Эти истории не единичны.
Как под копирку.
Уговаривают отправить ребёнка в "элитную школу", якобы выпал шанс случайно.
Когда родители подписывают документы, оказывается, что это хинух меухад (специальное образование).
Всё бы хорошо, если бы ребёнок нуждался именно в таком, а то ведь совершенно обычных детей туда отправляют.

А Вы можете найти контакт с этой семьёй?
Мы собираем похожие истории - когда совершенно обычных, здоровых детей обманным образом помещают в спец. школы, сады, интернаты и т.д.
Если найдётся достаточно материала, то можно выйти с этим на телевидение и обнародовать эту проблему. Или обратиться к министру образования с фактами.

Теоретически, да, но они вернулись в Россию и уже несколько лет живут там, появляясь в Израиле эпизодически.
Вообще я не против ювенальной юстиции, не против психологов и социальных работников, но страна, общий уровень населения, квалификация соцработников и психологов, общий урвовень организации образовательной системы, делают ювенальную юстицию слепым и опасным орудием в недобросовестных, неосторожных, или просто неумелых руках.

Совершенно верно. Для того, чтобы систему менять, нужно показать проблему и предложить возможные пути решения.
Поэтому сейчас мы собираем истории когда совершенно обычных, здоровых детей обманным образом помещают в спец. школы, сады, интернаты.
Если бы Вы смогли связаться с этими людьми, это было бы очень хорошо для такого дела.

Действительно создается впечатление, что некоторые непопулярные учебные заведения дополняются за счет тех, кому они совершенно не нужны, при чем жертвами становятся самые беззащитные и доверчивые, те, кто не знает языка, кого легко обмануть, кто не сумеет доставить неприятности, кому можно безнаказанно нанести ущерб.
В первое время после репатриации многих предупреждают "Не понимаешь - не подписывай!", но как жить ничего не подписывая, не объясняют. Поэтому люди идут на риск и начинают подписывать все подряд, что бы ни подсунули. Подписывают открытые чеки, подписывают не читая бумаги в банках, подписывают в школах, подписывают у психологов. Это серьезная проблема.
Вероятно имела бы смысл какая-нибудь контора сидранов, то есть помощников-организаторов, которые могут перевести текст, заполнить анкету, сделать необходимые звоник, объяснить, как себя вести, или даже сопровождать только прибывшего, или пожилого человека без языка, в ситуациях, с которыми они не могут справиться самостоятельно.

  • 1
?

Log in